• hyundai-trex@mail.ru

Off-road по аналогии с «бахой»

Off-road по аналогии с «бахой»

Слово было придумано челябинскими любителями off-roada по аналогии с «бахой», которая режет ухо непосвященного человека ничуть не меньше. Просто как-то в дружеском трепе начались лингвистические изыски на внедорожно-спортивные темы — и родилось название для собственных соревнований. И вот прошедшая в октябре в Челябинской области «Заха-» стала уже третьей.

Правда, в отличие от бахи «Заха» — это трофи-рейд по горам. С каждым разом ее маршрут становится все сложнее. По словам главного идейного вдохновителя этих соревнований Евгения Шаталова, цель такого развития — сделать «Заху» максимально экстремальным мероприятием, требующим особой подготовки и техники, и людей.

Но обо всем по порядку.Серым туманным утром на Театральной площади Челябинска собралось 18 подготовленных трофических автомобилей. По уральским меркам это немало: в двух предыдущих «Захах» принимало участие почти в два раза меньше экипажей. Среди заявленных автомобилей единственной иномаркой оказался дизельный Mercedes Gelandewagen тюменца Александра Гловацкого. Остальные участники выбрали для тро- фи «УАЗы». На Урале и в Сибири эту машину ценят и любят, считая, что по вездеходным качествам, неприхотливости и ремонтопригодности — это оптимальный вариант для экстремальных вылазок. Правда, стандартных машин у трофистов немного: все в той или иной степени специально готовят свои автомобили.

В программу «Захи» традиционно входят триал и ночное ориентирование. На этот раз организаторы устроили их перед рейдом — и поступили совершенно правильно. Эти дисциплины постепенно готовили участников к предстоящим трудностям.

Трассу триала проложили на отвалах глиняного карьера в черте города. Главная ее сложность заключалась в сильных боковых кренах на кочковатом склоне, и уже первый вышедший на старт экипаж положил машину набок в самом начале трассы. Виталий Руф из Тюмени недооценил коварство рельефа и понесся так, что судьи не успевали уследить за ним. Результат не заставил себя ждать — «уши». Остальные спортсмены проходили склоны уже с опаской, однако вешки были расставлены так, что аккуратно проползти внатяг не позволяла артикуляция мостов и приходилось поневоле рисковать.

Естественный рельеф отвалов организаторы дополнили искусственными препятствиями, самым зрелищным из которых стали «фирменные» качели. С ними слегка перестарались, пытаясь сделать трассу посложнее, и после пробной «прокатки» мощную сварную станину пришлось зарывать на два десятка сантиметров вглубь, но высота препятствия все равно впечатлила участников.

Сразу после финиша триала экипажи уходили в Уральские горы, на трассу ночного ориентирования. Там и возникла первая задержка. Уже сгустилась ночь, а главного судьи все не было: по дороге сломалась машина. Стартовать пришлось позже.

К чести организаторов, ориентирование было проведено на высоте. Во-первых, в легенде была допущена всего одна (!) ошибка по километражу, которая легко вычислялась и больших сложностей не вызывала, а во-вторых, само место просто располагало к проведению такого рода соревнований. Поросший лесом склон там и тут был расчерчен грунтовками, кое-где скатывались вниз бурные ручьи, а все большие поляны были аккуратно выкошены и уставлены одинаковыми стогами. Ориентиров по легенде было немного, маршрут изобиловал поворотами, развилками, местами пересекался и повторялся, поэтому любая ошибка штурмана или езда «на огоньки» была чревата возможностью заблудиться. Несколько экипажей так и поступили. Связи у них не было, так что поиски затянулись и в базовый лагерь они вернулись вместе с нашедшими их судьями лишь к восьми утра. А на девять был назначен старт первого экипажа в трофи-рейде…

При прокладке трассы термин «off-road» был понят буквально, и потому маршрут пролегал вне дорог. Там, где действительно никто не ездит. К тому же были учтены пожелания участников прошлой «Захи». Тогда они просили сделать в следующий раз побольше воды. «Просьба трудящихся» была удовлетворена. Маршрут первого дня трофи почти целиком пролегал… по руслу реки Ай. Вверх по течению.

И как только раньше до такого здесь никто не догадался? Уральские реки в горной своей части довольно мелки и каменисты, однако у большинства из них течение не настолько сильное, чтобы «смывать» тяжелую машину. Подобных трасс по обеим сторонам хребта можно проложить великое множество.

Заранее никто из участников, естественно, о движении по реке не знал и к длительному «плаванию» не готовился. Да и вообще, как оказалось, раньше практически никому таким образом путешествовать не доводилось. И если по мелким перекатам «уазики» неслись как торпедные катера, в глубоких местах и на порогах экипажам приходилось несладко. В салон то и дело заливалась вода, доходя иногда до уровня сидений, и норовила смыть за борт все, что было в машине не закреплено, когда ее сливали, приоткрывая двери. У одного экипажа таким образом река унесла весь запас продуктов. Спасти успели только банку кофе. Но это была только часть речных «прелестей». Машины застревали, повисая на камнях, заливали двигатель, вязли в прибрежном иле… И тогда экипажу приходилось выходить в ледяную воду, чтобы цеплять трос, разматывать лебедку или работать хай-джеком. Мало у кого обошлось без «купания». Самым «добрым» словом вспоминали прокладчиков трассы ребята, которые, понадеявшись на мелкие броды, «как в прошлый раз», не удосужились даже захватить с собой сапоги.

А по берегам и островкам там и сям стояли машины: экипажи сушились, сливали воду из агрегатов, меняли масло, устраняли мелкие поломки. Несколько машин, изрядно «нанырявшись», выехали на берег и отправились к финишу уже посуху, признав свое поражение в борьбе с водной стихией. Другие продолжали движение. Караван сильно растянулся и разделился на тех, кто прошел до конца водный спецучасток, и тех, кто там мог бы остаться навеки. Первым предстояло, выбравшись на берег, добираться еще несколько километров по прибрежному болоту до финиша, вторым же на помощь приходил «Урал»- эвакуатор, вытаскивая несчастных из реки.

Пока головная группа преодолевала заболоченный берег и поднималась вверх по склону, отстающие сушились, чинились и готовились следовать за ними. Но тут произошло невероятное. В раскисшей колее сел «Урал», и его как-то надо было спасать. Лебедки на гиганте не было, а попытки двух «УАЗов» и Mercedesa выдернуть многотонную махину были безрезультатны.

В первой группе события разворачивались так: с переменным успехом машины продвигались по бывшей прибрежной дороге, но, когда маркировка стала уводить в сторону от реки и вывела на заболоченный склон, встали все. Почва казалась абсолютно сухой и крепкой, однако это было самое настоящее болото.

Тем временем еще раз стало ясно, что без надежной связи на трофи-рей- де — никуда. В передовом лагере была лишь одна СВ-станция с самой маломощной антенной, которой не хватало для связи с оставшимися в лесу.

Маршрут второго дня был разбит на два этапа. К старту второго должны были подтянуться «задние», после того как откопают «Урал». Первый этап был исключительно для «передового отряда».

Десять-двадцать метров — и в ход идут лебедки и хай-джеки. Лебедки начинают ломаться, и к делу подключаются самовытаскиватели. Машины потихоньку пробираются, но скорость продвижения намного ниже рассчитанной организаторами. И тут судьи дают первую за весь маршрут поблажку: финишный створ, изначально стоявший за глубоким илистым бродом, переносится на эту сторону реки.

Тем не менее экипажи идут очень тяжело, кто-то уже готов бросить все к чертям, другие проявляют завидную волю к победе. Однако на следующий день судьи предложили всем вернуться к месту старта новым легким маршрутом и даже рассказали, как это лучше сделать (через два брода), однако большинство предпочли воспользоваться старым путем. Пришлось первенство в зачете «Командный дух» присуждать за такое вот возвращение. И безоговорочным лидером здесь оказался Александр Гловацкий, который благодаря дизелю, болотной резине и мощной лебедке стал для всех палочкой- выручалочкой.

В спортивном же зачете первое место занял экипаж из Екатеринбурга Олег и Ирина Майоровы, второе — челябинцы Николай и Ирина Трусовы, третье — тюменцы Андрей Чемя- кин и Антон Пермяков.

admin

You must be logged in to post a comment